Solo (solo_mts) wrote in eros_tanatos,
Solo
solo_mts
eros_tanatos

Идеалистический материализм

Это - в ответ на тот прескорбный факт, что некоторые мои мысли по поводу были расценены как проявление материализма (атеизма, ставлю знак равенства). Верно, это потому, что слишком много и самозабвенно пишу о судьбах Тела, почти совсем не затрагивая коллизий Души. Но дело в том, что душа в моем представлении именно материальна, как материально тело, т.е. материя вообще - есть понятие абстрактное и относительное. Материя бывает разной, как разными бывают ткани - хлопок, шерсть, шелк... В этом смысле я настолько буднично и естественно отношусь к душе как к материи, что почти готова признать себя материалистом!
Итак, «что происходит с человеком в момент его физической кончины вне чисто физиологических процессов», т.е. что есть умирание? Сразу приходит на ум - умирание есть раздвоение. Было одно живое существо - человек. Стало два - Душа и Тело. Оба материальны, оба антимирны. Оба живы и потому в вечной вражде. И достаточно уже было сказано о том, как выбрать Душе правильный путь, «ведущий к свету». Сказано много, подробно, иногда противоречиво, но в целом - полно. А что делать Телу, если его еще ждут судьбы? Кто из вас в силах осознать («кто может вместить это да вместит») глубину одиночества Тела, лишенного уже всякой любви и внимания со стороны даже самых любимых и близких. Одиночество Тела, потерявшего - даже Душу! Ибо Души-материи после биологической смерти чувствуют себя вполне хорошо, и, пожалуй, единственное, что их угнетает - это наличие где-то (они знают - где) их сброшенного физического Тела, которое, как известно, притерпевает самые разнообразные изменения...

Не могу удержаться от того, чтобы не привести здесь и сейчас еще одного отрывка из моей последней книги «Ниже травы», ибо этот отрывок подходит к сказанному только что, как ключ к замку.

«Удивительно.
«Мертвые» боятся смерти больше, чем «живые».
Удивительное открытие. Однако - факт:

I. «Живые» часто говорят (а иногда и думают) о «мертвых» и о смерти. «Мертвый» думает о себе как таковом и о смерти как таковой постоянно - ежесекундно - всегда.
Но никогда - не скажет.
Есть какой-то неопределенный, никем не писаный, но для всех общеобязательный - естественный, вот что! - кодекс умолчания о «нечто», чему нет имени, хотя все прекрасно знают, ЧТО это и ГДЕ.
Так и думают об этом в тайне:
одни - враждебно и раздраженно,
другие - с отвращением,
третьи - с нежностью и грустью,
четвертые (я!) - со страстью и любованием и т.д. - нас много и много вариантов.
Но до сих пор - нечто - заставляет нас молчать о наших думах - всем.
«Мертвый» всем молчит о себе, и здесь - первый признак тяжелейшей, почти фатальной некрофобии, которая есть - память о прошлом, комплекс прошлого, или «комплекс-Я», или просто страх-к-смерти.

- Вам никогда не хотелось стать вегетарианцем?
- Какая гадость!

Обычнейший диалог в мире «мертвых».
Расшифровываю (для тех, кто по пространственно-временному наличностному положению своему никогда не сталкивался с мерами «мертвых», всеми мерами - на себя и о себе, т.е. о ТОМ СЕБЕ, о наболевшем).
В наше, т.е. «мертвецкое» понимание сущности трофизма неприменным образом входит взаимопоглащение одних существ - другими, и обратно, вовсе не по кругу (круговорот веществ), а беспорядочно и хаотично (наш тип обмена), что создает нечто вроде взаимопроникновения, смешения, беспорядочного сношения, что можно было бы назвать «взаимной редукцией». Т.е. в понимании «мертвого» суть трофизма - взаиморедуцирование, разложение, деструкция.
Однако эта схема начинает действовать только в случае существа плотоядного (слово-то какое!), собственно - деструктора, при этом о том, что растения или животные, питающиеся ими, также в конечном счете подвержены деструкции, «мертвый» как-то забывает. Потому что он-то ведь не растение и не травоядное существо!
Итак, мысль о том, что человек, будучи здоров телом и уравновешен психически, может спокойно и ежедневно употреблять в пищу чье-то тело, вызывает естественные проекции, и мысль о вегетарианстве (в свете мысли о всеядности) кажется кащунственной.

II. «Живые» часто или редко, пусть даже редко, иногда, но ходят на кладбища: «вспомнить что-то» (поминки), «что-то» привести в порядок и просто потому, что здесь начинается «дорога на тот свет (ТС)».
«Мертвый»:
никогда,
ни при каких обстоятельствах,
ни в каком состоянии,
ни за что,
ни за какие блага в мире -
не пойдет на кладбище, и именно затем, чтобы «не вспоминать», ибо он не перестает помнить (см. выше), более того - не перестает «видеть» (сны и «зрительное воображение»).
И «граница» для него - ничто, и «порядок» ему не нужен, и «тот свет» для него вообще что-то вроде пошлости, и такого слова «мертвый» никогда не скажет.
Многие думают почему-то, что на кладбище можно встретить «души умерших» - призраки. Это просто абсурд. Ибо где угодно - в пивных, в музеях, в казино и в судах, но на кладбище - никогда!
Потому что Душа боится Тела, т.е. боится смерти - своей, чужой, вообще - любой, и там, где есть смерть - там нет Души, но там, где есть смерть - есть и жизнь, и Бог. Парадоксально, но «мертвый» никогда не поймет и не захочет даже слышать о жизни-в-смерти.
«Душа, плачущая над могилой» - вы видели когда-нибудь это аномальное явление?! Это, как не жаль, просто красивая метафора...

Вот где «святость» Души всрывает свою истинную суть, вот где проходят ее корни.
Извращенное понятие чистоты.
«Грязь» и «Я».
«Я» - светлый, самодостаточный, полноценный, и «после меня - хоть потоп».
Вот где приходит безбожие. Вот где Душа оставляет Бога, отрекается от него. Отсюда они и не развиваются, ибо только Бог есть возможнось и потенция.
И только здесь всё растет.
Удивительно.
«Душа» более всего ущербна.

Вот отчего «живые» называются «живыми», а «мертвые» - «мертвыми». И вот отчего мое призвание - любить «мертвых», а не «живых».

P.S. Этот отрывок был написан в 1999 году, а сейчас, в августе 2000-го (книга «Ниже травы» была закончена в 2000 году - прим. автора), мне опять-таки «совершенно случайно» попался на глаза отрывок из одной, давно прочитанной и давно забытой книги.
На титульном листе - Э. Баркер - медиум-автоматист, но, как вы понимаете, истинный автор книги - совсем другой человек, работающий с Баркер, - бывший юрист, судья Дэвид П. Хотч. Это его послания с ТС были записаны Баркер путем автоматического письма, и они составили содержание книги.
Отрывок, о котором я говорю и который приводится ниже, назван автором «Та вещь, которую нужно забыть» (Письмо 16). Этот отрывок, на мой взгляд, живо и полно иллюстрирует и то, что было прочитано вами выше, и вообще всю основную мысль данной книги. У этой основной мысли - два лица: психологические коллизии Души и судьбы Тела.
Это о них пишут Хотч-Баркер. О них, о них!
Итак, цитирую:

«Мне хотелось бы сказать слово тем, кто приближается к смерти. Мне хотелось бы просить их забыть, как можно скорее, о своих физических телах после той перемены, которую они зовут смертью.
О, это ужасное любопытство, заставляющее смотреть на ТУ ВЕЩЬ, которую мы принимали когда-то за себя! Оно возвращается от времени до времени с такой силой, что заставляет нас действовать как бы против воли и притягивает нас к ней, к этой вещи. Некоторыми оно завладевает подобно страшной одержимости, и они не могут освободиться от нее, пока остается малейший остаток плоти на тех костях, которые служили для них когда-то поддержкой.
Скажите им, чтобы они отбросили от себя свякую мысль о своем теле и переходили бы свободными в новую жизнь. Смотреть назад в прошлое бывает иногда полезно, но только не на эти разлагающиеся остатки прошлого.
... Видеть в гробу возможно потому, что тело, которое мы носим теперь, светится в темных местах и в состоянии проникать через плотную материю. Я сам это делал, но решил никогда не возвращаться и не смотреть на ЭТО.
Я не хочу потрясать или огорчать вас - я хочу дать вам предупреждение. Это зрелище очень печальное, и возможно, что от многих душ, только что перешедших сюда, оттого и веет такой печалью. Они снова и снова возвращаются к тому месту, которого они не должны бы посещать (...).
Скажите им, чтобы они не делали этого (...).
Потрясение, которое испытываешь при первом посещении, повторяется снова и снова, ибо эта вещь становится всё менее похожа на то, чем мы представляли себя при жизни (...).
Очень возможно, что у тех, которые переходят сюда в детском возрасте, меньше этого вредного влечения, чем у нас.
Нам следовало бы помнить во время земной жизни, что эта наша внешняя форма - вовсе не мы сами, и тогда мы не придавали бы ей такого преувеличенного значения (...)» [Цитируется по книге Э. Баркер «Письма живого усопшего», СПб. - С.27-28].

Итак, noctumdevir, я ответила на ваш вопрос?
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 13 comments